Выбор часового пояса

Два самых распространённых способа ввода часового пояса в интерфейсах: выбор из списка (обычно содержит около сотни элементов) или указание точки на карте. Эти способы привычны, но есть изящное дизайнерское решение.
Читать далее Выбор часового пояса

Чёрный лебедь

Предлагаю вам лёгкий способ подняться на более высокую ступень развития и отдалиться от животных, насколько это возможно: для этого следует прибегнуть к денарративизации — выкинуть телевизор, сократить до минимума время чтения газет, забыть о блогах. Приучить себя «включать думалку» при принятии решений, а в особо ответственных случаях вообще вырубать Систему I (управляемую эмоциями и опытом). Научиться различать осязаемое и эмпирическое. Оградив себя от тлетворного влияния мира, вы вдобавок ещё и здоровье сохраните. Не забывайте также, насколько поверхностно наше представление о вероятности, матери всех абстрактных понятий. Вот почти и всё, что нужно делать, чтобы глубже понимать реальность. Главное же, старайтесь избегать «туннелирования».
Нассим Николас Талеб, «Чёрный лебедь»

Нассим Николас Талеб "Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости" (The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable) Нассим Николас Талеб "Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости" (The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable)

Лисёнок

Из школьного курса истории Древнего мира помню историю о спартанском мальчике, который ни с того ни с сего привязался к пойманному из озорства лисенку, носил его всюду с собой.

А ведь спартанским детям нельзя иметь домашних животных.

И вот однажды на утреннем построении мальчик, как обычно, спрятал любимое животное под одеждой, — чтобы учитель не нашел и не убил рыжего симпатягу.
А рыжий друг возьми да и начни мальчику вгрызаться в живот (проголодался). Но мальчик, будучи не простым, а спартанским, терпел до конца утренней линейки. Ни один мускул не дрогнул на его одиннадцатилетнем спартанском лице.

Люди, настойчиво и непрестанно рисующие кровь, болезнь, страдание, напоминают мне того мальчика. Здравый смысл подсказывает, что вот это вгрызающееся в живот — никакой не друг, а молодой голодный хищник, который не умеет ни любить, ни сострадать. Никакой дружбы, просто прикольный рыжий комок шерсти с очень острыми зубами. Казалось бы.

Но что-то иррациональное заставляет терпеть, чтобы сохранить лисенку жизнь.

Нет чтобы нарисовать что-то светлое, умиротворяющее — нет! Вы снова и снова возвращаетесь к крови, болезни, страданию.
Олег Пащенко, http://www.artlebedev.ru/kovodstvo/business-lynch/2008/06/25/

Любовь

Любовь — это попытка человека доказать себе, что он способен думать и заботиться о ком-то другом не меньше, чем о себе самом. Любовь — это попытка человека убедить себя, что он может быть небезразличен кому-то, кроме себя самого. И с той и с другой стороны любовь — это отчаянное сопротивление осознанию собственного экзистенциального одиночества.

Поверхностный характер отношений внушает многим иллюзорную надежду, что глубину и силу чувств они могут найти в любви. Но любовь к себе и любовь к другому нераздельны; для любой культуры любовные отношения есть лишь более сильное проявление связей и отношений, превалирующих в этой культуре, так что не стоит питать иллюзию, будто от одиночества, к которому человек приговорен этим рыночным типом ориентации, можно вылечиться любовью.
Э. Фромм, «Человек для самого себя»

Лингвистическая загадка про друзей

A friend in need is a friend indeed. Русский вариант этой поговорки: друг познаётся в беде. Подразумевается, что только настоящий друг будет рядом с человеком, который попал в затруднительную ситуацию. Но не кажется ли вам, что грамматически в английском варианте настоящий друг именно тот, кто оказался в беде?

«Магические числа» в архитектуре

Мы подымались по крутой тропе, огибавшей гору. Вдруг аббатство встало перед нами. Меня поразила не толщина стен – такими стенами огораживались монастыри во всем христианском мире, – а громадность постройки, которая, как я узнал позже, и была Храминой. Восьмиугольное сооружение сбоку выглядело четырехугольником (совершеннейшая из фигур, отображающая стойкость и неприступность Града Божия). Южные грани возвышались над площадью аббатства, а северные росли из склона горы и отважно повисали над бездной. Снизу, с некоторых точек, казалось, будто не постройка, а сама каменная скала громоздится до неба и, не меняя ни материала, ни цвета, переходит в сторожевую башню: произведение гигантов, родственных и земле, и небу. Три пояса окон сообщали тройной ритм ее вертикали, так что, оставаясь на земле физическим квадратом, в небе здание образовывало спиритуальный треугольник. Подойдя ближе, я увидел, что на каждом углу квадратного основания стоит башня-семигранник, из семи сторон которой пять обращены вовне, так что четыре стороны большого восьмигранника превращены в четыре малых семигранника, которые снаружи представляются пятигранниками. Не может быть человек равнодушен к такому множеству священных числ, полных, каждое, тончайшего духовного смысла. Восемь – число совершенства любого квадрата, четыре – число евангелий, пять – число зон неба, семь – число даров Духа Святого. Величиной и планом Храмина походила на виденные мной позднее в южных краях Италии замок Урсино и замок Даль Монте, но была еще неприступнее, и робость охватывала всякого идущего к аббатству путника. Добро еще в то ясное утро у постройки был не такой мрачный вид, как в ненастную погоду.
Умберто Эко «Имя розы»

Выразительность мастерства

В связи с необычайной выразительностью мастерства Дункан мне вспоминается еще один эпизод.
Однажды, узнав, что её школу собирается посетить Михаил Иванович Калинин, Дункан решила показать ему свою первую работу с русскими детьми, и не только в танцах на музыку классических композиторов. И Дункан «поставила в движении» ряд русских революционных песен. Среди них была и «Варшавянка». Идея «Варшавянки» в постановке Дункан была в том, что знамя революции подхватывается из рук павших борцов новыми и новыми борцами. Для этой работы Дункан попросила принести небольшой красный флаг.
Я выдернул из никчемных «воротец» балашовской «мавританской» комнаты ореховую палку с круглым набалдашником на конце, делавшим её похожей на длинный муштабель художников, прикрепил к ней кусок красного шёлка и отнес Айседоре в студию, где шел урок с детьми. Палка легкая, но Айседора сказала:
— Не будет ли этот флаг тяжел для детей?
— Что вы говорите! — удивился я.— А как же вы в третьей части Шестой симфонии держите огромное знамя с таким тяжелым древком?..
Айседора молча, долгим взглядом посмотрела на меня и ничего не сказала при детях. Не было никакого древка, не было никакого знамени… Но сила выразительности её искусства была так велика, что я видел в её руках тяжелое древко огромного знамени, с силой раздуваемого ветром.
Илья Шнейдер

Корпоративная хронология

Заметка из архива, впервые была опубликована в октябре 2008 года.

Не могу я понять этой странной потребности компаний кричать о своём очередном дне рождения. «3 октября 2008 года студии *** исполнилось 13 лет». Осознаю, что тому, кто это пишет одинаково безразлично мое непонимание, как мне безразлично это заявление об очередном дне рождения. Ещё один любимый мною пример: «Двенадцать лет назад была написана первая строчка в коде программного комплекса ***». За гранью моего понимания, почему вся эта корпоративная хронология нарочно выставляется за пределами интранета.

Ну да ладно, такие события можно банально не замечать. Другой пример: «В честь своего X-летия магазин дарит покупателям скидки 5% на весь ассортимент». Это другой аспект проблемы. Нет необходимости искать оправдания для скидки в глазах покупателя. Со знанием про день рождения фирмы или без него — покупатель будет одинаково рад неожиданной экономии. Значит, это зачем-то нужно самой фирме.

Еще одно смешное явление — бренды, «хранящие традиции». Это все те, кто пишет почти всегда несоответствующие действительности цифры «Since ХХХХ», а также все, кто «на рынке более X лет». Самыми смешными из них выглядят те, кто на рынке пару-тройку лет или основаны в недавнем прошлом.